Ребенок как проект. Как создать бизнес на гуманистической идее, интервью для журнала "Эксперт-Урал"

Вера Голенкова создала бизнес с гуманистической идей: она открывает возможности детям

 

— Я всем говорю: дети — это навсегда, ты их не уволишь и никуда не денешь. Никто не избавит семью от ответственности за них. И задача педагогики — мудрое сопровождение ребенка по пути реализации его личного проекта. Именно сопровождение — ни в коем случае не навязывание своего мнения. Родители должны четко увидеть таланты и способности своего ребенка и постоянно вкладываться в их развитие. Вкладываться до тех пор, пока ребенок не расцветет и не выйдет во взрослую жизнь. В этот момент его необходимо отпустить в «свободное плавание», иначе шансов стать самостоятельным у него не будет.

 

В манере разговора моей собеседницы чувствуется профессионализм психолога: спокойная сосредоточенность, взвешенные интонации. Понимаешь: она моментально, с первого взгляда тебя оценила — как врач пациента — и уже знает, как с тобой общаться. И вдруг говорит доверительно, как самое сокровенное:

 

— Вчера в самолете прочла потрясающую притчу: один человек долго наблюдал рождение бабочки. Заметив, что ей тяжело прорываться из кокона, он пожалел ее и надрезал кокон ножницами. Бабочка выпорхнула, но крылышки у нее остались вялыми, неспособными к полету. Крылья могут окрепнуть лишь в том случае, если бабочка сама разорвет кокон. Именно по такому принципу построена работа Jlider.ru. Дети становятся крепче, решая сложные проектные задачи, самостоятельно преодолевая трудности и нарабатывая свой собственный опыт.

Вера Голенкова создала в Екатеринбурге необычную Школу Лидерства для тех, кто хочет быть первым среди лучших. Имея за плечами медицинский, психотерапевтический и организаторский опыт, в августе 2004 года она объединила вокруг себя профессиональную команду тренеров, психологов, преподавателей. За эти годы в Школе Лидерства прошли обучение 3000 человек, разработано и сертифицировано более 50 развивающих авторских программ — тренингов для детей, подростков и молодежи. В их числе как годовые проекты, так и короткие курсы, однодневные тренинги различной направленности. Международная Школа лидерства стала и научно-экспериментальной площадкой для вузов города: студенты, прошедшие здесь практику, успешно защищаются в областях психологии, социологии, маркетинга и рекламы. Вера Голенкова рассказывает «Э-У», как создать ресурс, формирующий успешную личность.

В основе — игра

— Вера Анатольевна, какими вы видели цели и задачи центра в начале?

— Медицинское образование и годы работы детским невропатологом и психиатром убедили меня в том, что нет таблеток, способных сделать ребенка здоровым и тем более счастливым. А плотно соприкоснувшись с психологией и психотерапией, я увидела, что мыслью можно изменить абсолютно все, вплоть до клеточной структуры. Но каким должен быть этот образ мыслей, что вкладывать в человека на ранних стадиях воспитания, как его правильно «вести», чтобы он становился здоровым и успешным? Найти ответ на этот вопрос и добиться желаемых результатов и стало главными целью и задачами нового центра развития.

— Каков итог: туда ли вы идете?

— Я уверена, что если на этапе формирования определенных навыков, взрослый не мешает, не навязывает, а лишь идет за потенциалом ребенка, помогает ему и дает ресурсы для раскрытия, то все правильно. Результаты нашей деятельности — лучшее тому доказательство. В центре я ежедневно вижу успешных, радостных детей. Это неравнодушные, активные ребята, они заметны на уровне класса, школы, руководят советами старшеклассников. Студенты, прошедшие наши программы, — целенаправленные, амбициозные и уверенные в себе личности. Выпускники руководят филиалами МШЛ в Челябинске, Тюмени и Казахстане, а многие из наших «первенцев» открыли свое дело — это уже молодые предприниматели, им мало достигнутого, они постоянно что-то создают, придумывают. Встретившись с ними недавно, я поняла, что ради этого и стоить жить — помогать уже другим детям стать такими.

— Что конкретно делаете для этого?

— Для начала — работаем с родителями. Дошкольники занимаются у нас с 3 лет — именно в этом возрасте, как правило, происходит первый серьезный кризис: «Я сам!». Эмоциональное, коммуникативное, интеллектуальное развитие происходит до 6 лет. Дальше — возможна только коррекция в той или иной мере. Вот почему важно заниматься с самого детства. Есть такой термин бихевиоральная терапия — научение поведению. Чтобы сформировать определенный навык, нужно 8-10 месяцев и полноценная обратная связь. Потому невозможно добиться успеха без работы с родителями, совместных детско-родительских занятий. В рамках этих программ всегда есть консультирование, тренинги, существует возможность лишний раз обсудить, прояснить какие-то вещи.

— Родители тоже сидят на занятиях?

— Забудьте слово «сидеть», здесь никто не сидит. Какой бы возраст вы не взяли, ключевое слово «делать». Принцип везде один: чем больше мы доверяем ребенку и верим, что он все понимает, тем лучше. Признаюсь начистоту, я не видела, чтобы другие центры развития массово шли на детско-родительские программы. Это довольно сложно в организации и затратно по времени — только опытный специалист-психолог владеет навыком «вести» родителя. Задача психолога в этот момент — «показать» ему его ребенка. На время вывести из привычной жизненной суеты, погрузить в творчество, игру, в ходе которой мамы и папы начинают видеть и осознавать: «ага, если я делаю так, то появляется негатив. А вот с творческим подходом формируется другой, более эффективный стиль, способ воспитания».

Игра — ведущая деятельность ребенка до 12 лет. В  нашей работе мы используем песочную и сказкотерапию, ролевые сюжетные игры. К подбору игр относимся очень внимательно. Если раньше были актуальны машинки и куклы, то сегодня дети другие, им более интересен компьютер. Приходится шагать в ногу со временем и играть в то, что важно сейчас, формируя все необходимое в этом возрасте через творчество и арт-терапию. Кроме того, я большой сторонник спорта — всю жизнь занималась альпинизмом, скалолазанием, сплавами, походами, лыжами. И если подросткам нравится, к примеру, сноуборд, то почему бы и не покататься на доске?

Для старшего возраста проектная деятельность ведется по нескольким направлениям: творческое, экономическое, есть практическая мастерская, открыта школа бизнеса для детей. Почему бизнеса? Бизнес — это дело, где идея рождается детьми, они придумывают, как ее претворить в жизнь, пишут бизнес-план. Например, в мае наши 12 — 17- летние защищали собственные проекты на Евразийском международном форуме. Это вполне жизнеспособные идеи, которые, может быть, кто-нибудь возьмется реализовать. Команда JLider.ru с проектом «Точка роста» приглашена на молодежный форум «Селигер», проводимый правительством РФ.

Детские идеи не продаем, не патентуем — для них это творчество, забава. Играя, ребенок получает все необходимое, чтобы стать более уверенным, самостоятельным, подняться по социальной лестнице. Во время занятий у детей меняется модель поведения и мышления, а, следовательно, нужно изменить ее и у родителей. Наша задача — донести до них, что пора искать иные способы воспитания. Двигаемся вперед вместе с родителями — в любом случае.

И с детьми и с родителями мы много ездим по России и за рубеж. Например, недавно нас пригласили в Канаду — дети будут учиться в одной из лучших школ, делать проект на английском языке. Защита проекта состоится осенью в Москве, а наградой станет бесплатное обучение в любом вузе страны. В каждую поездку мы всегда отправляемся не просто так, а с интересным проектом. В результате дети заняты на 100%: творческая, развлекательная, тренинговая, спортивно-оздоровительная программы не оставляют времени на безделье и шалости. Ребята постоянно заняты и получают удовольствие от своей деятельности.

— Зачем, например, вы едете на Байкал?

— Чтобы дети чувствовали природу, открывали свою интуицию, учились видеть мир по-другому. Это энергетически наполненное, прекрасное место. Психотерапевт Курочкин говорит: «можно же ездить и без психологов». Конечно, можно, но находясь рядом, мудрые психологи заостряют внимание детей на  моментах, делающих путешествие максимально эффективным. По возвращении родители удивляются: «Господи, что вы там с ними делаете? Они такими приезжают домой — как-то бы это их состояние зафиксировать, чтобы все время такими оставались?». Предлагаем: давайте вместе поменяем модель вашего дома, расскажем, как правильно относиться к ребенку, научим воспринимать его по-другому.

 

Гуманистическая идея

 

— Центров развития становится все больше — растет спрос?

— Знаете, кто-то подходит к этому как к бизнесу, думает: деньги идут на этот рынок — открою-ка я центр развития. У меня изначально была гуманистическая идея, это дело для меня никогда не являлось бизнесом. Центр создавался для того, чтобы ее реализовать. Но, конечно, он приносит и какие-то плоды — компания растет, сотрудники зарабатывают.

Я могу на мозговом штурме предложить идею, но мои «руки» — это психолог, именно он будет воплощать задуманное в жизнь. Я чувствую рынок, знаю, что сегодня важно для родителей и детей, — сказываются и опыт, и природное чутье. Однако главное — видеть, как дети получают удовольствие от того, что делают, когда их идеи мы вместе реализовали, когда они понимают — невозможное возможно, и когда они становятся сильнее как личности. Для меня это важно важнее.

— Как появился Jlider?

—  Однажды я пришла подработать в «Тинейджер Лидер Класс» — центр развития для детей и подростков, потому что на зарплату врача в те годы прожить было трудно. И тогда же при Урало-Сибирском институте бизнеса было решено создать структуру для работы с детьми. Новоявленных бизнесменов очень беспокоила мысль — кому передать дело? К началу 2000-х уже накопился негативный опыт — все нажитое родителями наследники быстро спускали — приходилось брать управляющих, контролировать младшее поколение. Появились предложения от владельцев крупных предприятий, строительных компаний: будем сами выращивать из детей бизнесменов, вкладываться в это. Меня это настолько вдохновило.

Сегодня дети Jlider — это золотой фонд, они не опираются на деньги своих родителей, хотя многие из них могут вообще никогда не работать. Это, кстати, дополнительная сложность: если ребенок не знает, куда вкладывать свою энергию, не понимает, зачем он пришел в эту жизнь, он будет потерян для общества. Такие подростки начинают просаживать свой потенциал — увлекаются наркотиками, алкоголем, задумываются о суициде. Когда я вижу, как они расцветают, приходя в Jlider, получаю ни с чем несравнимое удовольствие. Научилась наблюдать за чужими детьми — к сожалению, у меня не было времени так следить за взрослением своих — и понимаю, как много можно им дать, когда ты их не заставляешь, не насаждаешь свое, а, направляешь и открываешь с ними мир заново. Потому что дети — наши учителя, они нас учат. Следуя за ними, не нужно искать дополнительных источников идей по развитию Школы. Jlider повторить невозможно: я пишу годовую «рыбу» программы, которая меняется по ходу действия. Абсолютно нормальная ситуация, когда прописывали одно, а получилось нечто иное, но ничуть не менее полезное для ребят. Ведь это их личные проекты, их собственное желание сюда ходить, и то, что они делают, им действительно нравится: своими руками созданные газеты, снятые и смонтированные фильмы и многое другое. Однако в то же время у психолога есть четкая цель: в течение года он должен вместе с родителями сформировать набор навыков и умений, некую подушку безопасности, с которой ребенок будет двигаться дальше, наращивая компетенции. При грамотной работе родители становятся вдумчивее, узнают, какие книжки читать, куда водить, и с себя-то ответственность не снимают.

— Получается, многое зависит от коллектива. Кто у вас работает?

Мы много сотрудничаем с одаренными людьми — художниками, дизайнерами. Нередко тех, кому есть чем поделиться с детьми и научить их чему-то уникальному, приглашаем провести для ребят мастер-класс или даже целый цикл. Я люблю талантливых людей, и они притягиваются ко мне. Всегда с готовностью нахожу для интересных личностей место в программах центра. Например, приходит ко мне женщина: преподаватель педуниверситета — талантище, создает костюмы, делает потрясающие вещи из глины, рисует. Она мне часа полтора рассказывала о своих идеях, планах, творениях, а я слушала и дивилась: ей 70 с лишним лет, а она — настоящий энерджайзер. И я понимаю, что мне под этого человека нужно создать полноценный проект, что она способна учить детей всему на свете.

В штате есть психологи и инструкторы по всем видам спорта — у меня много друзей в этой сфере. И если мы едем на скалолазание, я не повезу дилетанта, с нами будет сертифицированный инструктор, ведь безопасность детей превыше всего. Чтобы мы не делали, всегда рядом специалисты, компетентные люди. В последний раз выпускным у нас был полет на парапланах, дельтапланах — мы парили над Верхним Уфалеем. Впечатления ребят не передать, это такие чистые эмоции.

Каждое занятие обязательно обсуждается на совещании: как продвигается та или иная группа, возникают ли какие-то проблемы, предлагаются замены, если дети вдруг отвергают предложенное. Приходит новый человек, проводит мастер-класс — и абсолютно меняется динамика в группе. Например, делали веревки — веревки не пошли, включили скалолазание — одна группа увлеклась, второй хочется снимать кино, третьей — лепить из глины. Такие вот «паззлы». При этом всегда учитываем, что нужно уметь конкретно в эти годы, что важно сформировать, проработать эмоции либо сформировать ответственность. Я считаю, что необходимо идти от возраста и особенностей личности, и обязательно своевременно дать все необходимые компетенции.

— Приглашаете специалистов за разовые гонорары?

— Каждый раз договариваемся индивидуально. Я уважаю труд и потому заплатить всегда готова. Но, делая многие вещи для людей бескорыстно, я вижу, как и социум идет мне навстречу. В Jlider со дня основания никогда не работали дилетанты только личности и профессионалы. Могу сказать, что группе 14-17 лет тему «Имидж и стиль подростка» в рамках годовой программы читала женщина, у которой свой камвольно-суконный комбинат, выпускающий ткани на экспорт. Как вы думаете, ей нужен мой гонорар? Здесь не то греет. Ей гораздо приятнее осознавать, что благодаря ее авторскому курсу, ученики узнали, что casual-одежда предназначена для появления в школе, а fashion подходит для особенных случаев. Что они получили представление о том, как следует одеваться, чтобы влиться в социум, и как — чтобы добиться в этом социуме успеха. Согласитесь, уверенность в том, что благодаря тебе у ребенка возникнет минимум конфликтов с окружением, иногда более ценна, чем материальное вознаграждение. А господин N., например, открывая дорогой гольф-клуб, позвонил мне с предложением преподать детям несколько бесплатных уроков. Потому что перед этим я помогла ему. Партнерство всегда взаимовыгодно, этому же я учу и детей. В моем понимании, мы должны вывести ребенка в жизнь со всех сторон защищенным, с наработанными навыками, тогда он будет успешным, сам откроет любые двери, не будет прятаться за спины родителей или за их деньги.

Где искать

 

— Руководствуясь принципом «воспитывать лидеров должны лидеры», вы привлекаете массу успешных людей к работе. Тогда как ваши коллеги нередко говорят о нехватке специалистов. Как вы находите кадры там, где другие не видят?

— Расскажу на конкретных примерах. Дмитрий, 24 года, отличный инструктор — учил детей вязать веревки. И только совершенно случайно я узнала, что вообще-то он — преподаватель экономики и финансов в одном из городских вузов. В итоге Дмитрий создал собственную авторскую программу и открыл у нас школу бизнеса, в рамках которой мастер-классы ведет целый ряд кандидатов наук. Или вот пришел ко мне молодой артист, режиссер из Венгрии. Человек потрясающего обаяния, харизма просто выплескивается наружу. Понятно, что у него еще нет послужного списка, но что он сегодня творит с детьми?! Это надо видеть. Две сказки мы уже поставили и, думаю, это не предел. С его талантом нам и театр можно открывать. Так и находим людей, а они — нас.

— Наверное, и воспитанники должны быть под стать таким педагогам?

Когда информация преподносится детям специалистами хорошего уровня так, что они с удовольствием ее поглощают, то какими они могут выйти в результате? В марте в Российском экономическом университете им. Г. В. Плеханова наши дети защищали пять проектов, 30 человек от 14 до 17 лет вернулись с гран-при, их идеи были успешно «проданы». Все получили сертификаты со скидкой 20% на обучение в этом вузе — так они инвестируют в свое будущее.

В школах это обычные среднестатистические дети, там на них жалуются, здесь они с удовольствием общаются с нашими психологами. Своей работой мы наглядно показываем родителям: ребенка не надо оценивать, его надо чувствовать, понимать и направлять. И тогда ты попадаешь в «точку»: Петенька, ты хочешь спектакль на английском языке ставить, заниматься экономическими проектами или туризмом, например? Выбрав, допустим, туризм, Петенька будет разрабатывать и обкатывать свои маршруты. Например, готовится к защите маршрут «Питер XXI века глазами детей».

Родителям я объясняю: пусть они в 14 лет поиграют в эти игры, нежели закончат вузы в 22 года без какого-либо понимания, что делать дальше. Дети должны знать: кто они, чем им хочется заниматься, какое окружение себе формировать, насколько они будут успешны, когда через несколько лет выйдут на рынок. На тренингах мы нередко задаем родителям вопрос: вы зачем вообще это сделали? Родили, значит, надо инвестировать, вкладывать силы. Тут оправдание «мы его отправили в самый престижный детский сад, школу, пусть лучшие педагоги с ним занимаются» не проходит. Родителей никто не отменял.

 

Забыть про конкурентов

 

— У вас есть конкуренты?

— В последние 3-4 года я не провожу маркетинговых исследований. В определенный момент стало неважно, что конкуренты выносят на рынок. Главное — знаю, чего я хочу, куда мне двигаться, и точно отслеживаю, что нужно клиенту. Много консультирую, общаюсь в бизнес-среде, учусь, бываю на тренингах, в том числе зарубежных, привожу потрясающие идеи, которые мы обязательно реализуем. Я два года хочу делать совместные проекты с другими центрами развития, но коллеги не идут на это. Или боятся, или не понимают.

 

— Они в вас видят соперников?

— Наверное. Я предлагаю объединить все центры, которые сегодня занимаются детьми — это глобальная гуманистическая идея.

— То есть вы вместо конкуренции предлагаете рынку партнерство?

— Я думаю, почему бы нам, частным организациям, не сформулировать предложение министерству? Мы до сих пор лишены государственной поддержки, помощи в финансировании. За десять лет не получив ни копейки из федерального бюджета, я научилась эти деньги зарабатывать. Но сегодня кроме основной деятельности мы курируем три детских дома — делаем то, что умеем и можем. Одна из фишек — «дети для детей». Наши ученики ведут там тренинги, устраивают праздники. Похожие проекты реализуются и в ряде школ города, где ребята организуют любые праздничные мероприятия — от написания сценария до проведения. Это и есть формирование позиции самостоятельного, уверенного и ответственного поведения, потому что за весь проект от начала до конца отвечают сами дети.

— Для кого вы работаете, кто потребитель ваших услуг?

— Люди, заинтересованные в развитии своих чад. Позволить себе занятия могут многие — среднестатистическая цена — 350 рублей в час. Я не спрашиваю родителей, где они работают, когда они приходят: «Ой, у нас проблема...». Но и сама отвечаю, и свой персонал приучаю говорить и думать: «нет проблем с ребенком, есть задача». И ребенка мы не будем «лечить», мы будем его развивать и раскрывать.

Если клиенты прошли хотя бы одну программу, значит, в тот момент жизни мы были им нужны. Но вот кризис миновал, они встали на ноги и ушли от нас. Для меня это не удар, это нормальное положение вещей. Это значит, что центр живет и эффективно работает. В сентябре опять будет набрано 200 человек, которым мы нужны. Поэтому мы все время открываем что-то новое, придумываем, чтобы тот, кто отучился в одном ключе, смог рассмотреть нас еще с другой позиции. Родители инвестируют в детей, дают им возможность учиться. А я просто открываю двери для этих возможностей.

— Что в перспективе, куда пойдет рынок, куда пойдете вы?

— Я не двинусь с места: это бизнес с правильным вектором, гуманистической идей, деньги ради денег здесь не работают. Ты чувствуешь клиента на рынке, понимаешь, что ему нужно, что востребовано. Мне некуда сворачивать, я понимаю, что и как надо делать. Мы немного расширяемся: филиалу в Тюмени уже исполнилось четыре года — его возглавляет наша бывшая воспитанница. Запрашивает франшизу Новосибирск. С нами дистанционно работают Челябинск, Сургут, Москва, Новгород.

— У вас командная работа — как строятся отношения?

— В проекте участвуют люди, которым близки мои идеи, приходит много молодежи, чтобы реализовать свой потенциал. Мы единомышленники, поэтому противоречий во взаимодействии не возникает. Я по-прежнему работаю с теми психологами, с кем когда-то начинала Jlider. А вот менеджмент, наверное, как и везде, меняется. Кто-то ушел в похожие центры развития, кто-то оттуда пришел ко мне. У каждого в жизни свой проект. Хотите двигаться со мной — дороги открыты. Мы вышли на международный уровень: пять лет подряд создаем совместные проекты в Кембридже, два года — в Калифорнии. Проект — это не просто программа, которую реализует объединенная группа психологов. Для моих детей это социальная адаптация, умение говорить, находить коммуникацию на другом языке, выстраивать отношения, быть самостоятельными. Тема развития личности, лидерства очень близка западникам, а потому нас постоянно куда-то приглашают, предлагают интересные формы сотрудничества.

— Дети и их родители — ваша единственная целевая аудитория?

— Конечно, нет. У меня замечательные партнеры в бизнес-среде, вот уже 10 лет я двигаюсь и развиваюсь вместе с ними. Консультирую по системе коучинга, как достичь жизненных целей. Помогаю клиенту чётко определить свою задачу, найти оптимальный способ её решения. И очень рада, что в моем окружении много интересных личностей, выдающихся людей и профессионалов.

 

Интервью на сайте "Эксперт-Урал"

Автор: Людмила Колбина